В продолжении вчерашней темы о контент-стратегии (надеемся, Вы следите за нашими постами) сегодня поговорим о том, где взять вдохновение. Подпитать его можно чужим творчеством, собственными воспоминаниями, мечтами, снами и даже страхами. Выбирайте то, что вам ближе, или используйте всё сразу. И конечно же, лучше всего слушать классиков 😉 Небольшие посты имеют больше общего с книгой, чем мы склонны думать.

1. Читайте

Уильям Фолкнер:

Читайте, читайте, читайте. Читайте все: макулатуру, классику, хорошее и плохое — и изучайте, как это делается. Так плотник, работая учеником, изучает приемы мастера. Читайте! Вы впитаете это.

2. Призовите коллег

Мартин Эмис:

Когда я мучаюсь над предложением, которое уже родилось, но еще не обрело форму, я иногда думаю: а как бы Диккенс его сформулировал, а Беллоу или Набоков? Ты надеешься, что это поможет и тебе.

3. Смотрите кино

Салман Рушди:

Многие мои литературные идеи сформировались еще в юности под влиянием великого мирового кинематографа шестидесятых и семидесятых. Мне кажется, у Бунюэля, Бергмана, Годара и Феллини я научился не меньше, чем у книг.

4. Прислушивайтесь к себе

Джордж Бернард Шоу:

Только человек, который пишет о себе и своем времени, может писать обо всех народах и всех временах.

5. Чувствуйте

Эдна Фарбер:

Думаю, чтобы писать хорошо и убедительно, нужно отравиться эмоциями. Неприязнь, недовольство, обида, нападки, воображение, яростный протест, чувство несправедливости — все это отличное топливо.

6. Побольше конкретики

Фрэнсис Скотт Фицджеральд:

Начните с конкретного человека, и вы обнаружите, что создали типический образ. Начните с типического образа, и поймете, что вы не создали ничего. Ровным счетом.

7. Позвольте им действовать

Андре Жид:

Плохой романист создает своих героев; он направляет их и заставляет говорить. Настоящий же романист слушает их и смотрит, что они делают; он слышит их голоса еще до того, как с ними познакомится.

8. Не упрощайте

Лев Толстой:

Одно из самых обычных и распространенных суеверий то, что каждый человек имеет одни свои определенные свойства, что бывает человек добрый, злой, умный, глупый, энергичный, апатичный и т. д. Люди не бывают такими… Люди как реки: вода во всех одинаковая и везде одна и та же, но каждая река бывает то узкая, то быстрая, то широкая, то тихая, то чистая, то холодная, то мутная, то теплая. Так и люди. Каждый человек носит в себе зачатки всех свойств людских и иногда проявляет одни, иногда другие и бывает часто совсем непохож на себя, оставаясь все между тем одним и самим собою.

9. Чего они хотят?

Курт Воннегут:

Когда я преподавал литературное творчество, я говорил студентам, что их персонажи в самом начале книги должны чего-то очень сильно желать, хотя бы стакан воды. Даже герои, парализованные бессмысленностью современной жизни, все равно иногда должны пить воду.

10. Подумайте об окружении

Антон Чехов:

Поневоле, делая рассказ, хлопочешь прежде всего о его рамках: из массы героев и полугероев берешь только одно лицо — жену или мужа, — кладешь это лицо на фон и рисуешь только его, его и подчеркиваешь, а остальных разбрасываешь по фону, как мелкую монету, и получается нечто вроде небесного свода: одна большая луна и вокруг нее масса очень маленьких звезд. Луна же не удается, потому что ее можно понять только тогда, если понятны и другие звезды, а звезды не отделаны.

11. Планируйте

Эдгар По:

Всякий сюжет, достойный так называться, должно тщательно разработать до развязки, прежде нежели браться за перо. Только ни на миг не упуская из виду развязку, мы сможем придать сюжету необходимую последовательность или причинность и заставить события и особенно интонации в любом пункте повествования способствовать развитию замысла.

12. Начинайте с интересного

Александр Дюма-старший:

Начинайте с интересного, а не со скучного; начинайте с действия, а не с экспозиции; рассказывайте о героях при их появлении, а не выводите их на сцену после того, как о них будет рассказано.

13. Интригуйте

Дэвид Лоуренс:

Когда книга понята, когда ее узнали, а ее значение определено или установлено, она погибла. Книга живет, только пока она способна трогать нас, причем трогать различным образом; и каждый раз, когда мы читаем, у нас складывается разное впечатление о ней.

14. Редактируйте

Эрнест Хемингуэй:

После того как вы научились писать, следующая задача — суметь передать читателю каждое ощущение, каждое чувство, образ, эмоцию. Если работаешь карандашом, у тебя три попытки посмотреть, воспринимает ли читатель написанное тобой так, как ты задумал. Первая, когда ты это перечитываешь; затем — когда ты это перепечатываешь на машинке, и последняя — при вычитке корректуры. Если работать карандашом, шансы улучшить результат возрастают на одну треть, то есть на 0,333, что чертовски здорово даже для среднестатистического бейсболиста. Кроме того, текст дольше остается в сыром виде, а стало быть, его можно доработать.

15. Советуйтесь

Марк Твен:

Порой вы думаете, что вычитываете книгу, а на самом деле вычитываете собственные мысли; ваши утверждения односторонни и полны пробелов, но вы этого не понимаете, потому что мысленно заполняете их по ходу чтения. Иногда — хотя и нечасто — корректор издательства вас спасает, делая бесстрастную (а вам кажется, что оскорбительную) пометку на полях. Вы отыскиваете нужный абзац и понимаете, что мнимый оскорбитель был прав и что вы забыли написать то, что имели в виду: вы развесили газовые рожки, но забыли зажечь газ.

16. Будьте беспощадны

Сэмюэл Джонсон:

Перечитайте ваши сочинения и, когда встретите отрывок, который, по вашему мнению, особенно прекрасен, вычеркните его.

17. Будьте проще

Марк Твен:

Я заметил, что вы используете простой язык, короткие слова и предложения. Так и следует писать по-английски — это современный и наилучший подход. Держитесь его, не позволяйте вползти в вашу прозу пушинкам, цветочкам и многословию.

18. Будьте кратки

Эрнест Хемингуэй:

Если писатель хорошо знает то, о чем пишет, он может опустить многое из того, что знает, и если он пишет правдиво, читатель почувствует все опущенное так же сильно, как если бы писатель сказал об этом. Величавость движения айсберга в том, что он только на одну восьмую возвышается над поверхностью воды. Писатель, который многое опускает по незнанию, просто оставляет пустые места.

19. Показывайте, а не рассказывайте

Клайв Льюис:

Не пишите «это было восхитительно», но заставьте нас самих сказать «восхитительно» после чтения отрывка. Дело в том, что все эти слова (ужасающий, прекрасный, омерзительный, изысканный) говорят читателю только одно: «Сделайте мою работу за меня!»

20. Будьте точны

Габриэль Гарсиа Маркес:

Если вы скажете, что в небе летают слоны, вам не поверят. Но если вы скажете, что в небе летают четыреста двадцать пять слонов, — вам, вероятно, поверят. Роман «Сто лет одиночества» переполнен подобными приемами.

21. Не мудрите с метафорами

Хорхе Луис Борхес:

В молодости я всегда охотился за новыми метафорами. Потом понял, что действительно удачные метафоры всегда одинаковы: вы сравниваете время с дорогой, смерть со сном, жизнь с мечтой, и это величайшие метафоры в литературе, потому что они касаются самой сути. Если же вы изобретаете метафоры, они удивляют читателя на долю секунды, но не вызывают никаких глубоких эмоций… Я думаю, это лучше, чем шокировать читателей и находить связь между предметами, которой раньше никто не усматривал, потому что никакой связи и нет.

22. Используйте глаголы

Фрэнсис Скотт Фицджеральд:

Любая прекрасная проза основывается на глаголах, которые держат все предложение… Строчка «Иззябший заяц прячется, хромая» настолько живая, что через нее пробегаешь глазами, почти не заметив, но она окрашивает своим движением всю поэму: хромота, попытки спрятаться, дрожь от холода сразу встают перед глазами.

23. Вычеркивайте прилагательные

Антон Чехов:

Читая корректуру, вычеркивайте, где можно, определения существительных и глаголов. У Вас так много определений, что вниманию читателя трудно разобраться, и оно утомляется. Понятно, когда я пишу: «человек сел на траву»; это понятно, потому что ясно и не задерживает внимания. Наоборот, неудобопонятно и тяжеловато для мозгов, если я пишу: «высокий, узкогрудый, среднего роста человек с рыжей бородкой сел на зеленую, уже измятую пешеходами траву, сел бесшумно, робко и пугливо оглядываясь». Это не сразу укладывается в мозгу, а беллетристика должна укладываться сразу, в секунду.

24. Поменьше восклицаний

Фрэнсис Скотт Фицджеральд:

Избавьтесь от всех этих восклицательных знаков. Ставить восклицательный знак — все равно что смеяться над собственной шуткой.

25. Не спорьте

Трумен Капоте:

Никогда не опускайтесь до полемики с критиком, никогда. Сочиняйте письма к издателю мысленно, но не записывайте их.

26. Делайте то, что хотите

Джозефа Хеллер:

Как писатель я полностью удовлетворен, потому что написал только то, что хотел написать, и никогда мне не приходилось работать с человеком, который был бы мне неприятен. Это и есть для меня мерило успеха: делать то, что я хочу, и не иметь дела с теми, с кем я иметь дела не хочу.

27. Получайте удовольствие

Лео Ростен:

Часто заявляют, что глубочайшее удовлетворение писатель находит в том, что его читают. Я так не думаю: глубочайшее удовлетворение писателю доставляет сам процесс работы, безмолвная алхимия творчества. Не быть прочитанным — болезненная перспектива, но это отложенное наказание. Неконтролируемая радость лежит в страстном и интенсивном творчестве, в упорном самовыражении, в возбуждении и экстазе, которые заставляют нас ощупью пробираться среди теней и теорий бездушного мира.

Теги: ,

Трекбэк с Вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.